March 2nd, 2018

lenin

Путаное горшковое

Бывает, путают Гоголя и Гегеля, Бебеля и Бабеля, а я путаю Karatsuba (которого алгоритм) и Takotsubo (которого кардиомиопатия). При том, что Такоцубо - это вовсе не человек, а горшок для ловли осьминогов. Так постоянно и вспоминаю: как бишь синдром разбитого сердца называется? Карацуба? Нет же; а вот эти суши, которые с осьминогом, как их? А да, "тако".

А "карацуба", выходит, по-японски "пустой горшок", плюс-минус русификация окончания. Так-то.

"Вот алгоритм Карацубы, он предмет простой, и никуда не денется". Простите, музыкой навеяло.

Забавно, что в английской вики-статье в разделе Cultural References написано A case of what is evidently takotsubo syndrome is a central motif of the end of the novel Blossoms in Autumn (Slovene: Cvetje v jeseni: 1917) by Slovene writer Ivan Tavčar . Хотя каждому очевидно, что если уж пытаться искать первое описание, то Чехов в "Смерти чиновника" раньше это сделал.

Ради хохмы стоило бы изобрести какой-нибудь алгоритм, и назвать его Takotsubo.

This entry was originally posted at https://spamsink.dreamwidth.org/1075874.html. Please comment there using OpenID.